Gretchen
Hennessy is better than to be alone
В прошлые выходные удалось продолжить традицию музейных вылазок. В этот раз компанию мне составила Елена Vinny N.

Мы отправились в Музей петербургского авангарда на Петроградской стороне. Он находится в доме художника и музыканта Михаила Матюшина и его жены поэтессы и художницы Елены Гуро.

Само здание музея весьма примечательно. Это такой деревянный двухэтажный дом с кружевным балконом, выкрашенный серой краской. На фасаде растяжка на красном фоне - «Собирайся и глазей! Это, граждане, музей!!». Вполне себе авангардно.



Собственно этот дом был местом тусовки петербургских футуристов — Маяковского, Хлебникова, Крученых, братьев Бурлюков и авангардных художников – Малевича, Филонова. Собственно, они себя по видам искусств не разделяли и вообще исповедовали идею синтетического искусства. На первом этаже несколько стендов с их фотографиями (репродукциями) и цитатами. На потолке подвешена походная кровать, которую Матюшин предлагал гостям.

На втором этаже мемориальная часть экспозиции — мастерская Матюшина и Гуро. Из сохранившейся обстановки — стол, шкаф-лебедь, рабочие инструменты - художнические и столярные, собственно картины.



В комнате Елены Гуро - тоже стул и стол, еще шкаф с ее личными вещами (но большинства из них не было в наличии — только длинная шляпная булавка)) и картины. Матюшин в основном рисовал природу и в таком импрессионистичном что ли варианте. Еще у него была фишка с «расширенным смотрением», то есть такая перспектива как будто обзор 360 градусов. У Елены Гуро была любимая тема с окнами, она рисовала их в разных вариантах, и со всякими растительными мотивами - показательна картина «Ростки». Еще там много ее фотографий, в том числе с котиком.

В следующем зале экспозиция, посвященная становлению и расцвету авангардизма и футуризма. Тут и напечатанный на обоях «Садок Судей», «Рыкающий парнас» с обложкой Малевича, ноты к опере «Черное солнце» (музыку написал Матюшин, а декорации оформлял Малевич - именно там появился впервые Черный квадрат), афиша к постановке пьесы «Владимир Маяковский», которую он сам и написал. Тут же газетные карикатуры на кубофутуристов и рецензии на их перфомансы. И да, у меня со школьных времен как-то совсем вылетело из головы, что объединение поэтов-футуристов называлось группа «Гилея». Интересно, Стивенсон в «Анафеме» имел в виду эту аллюзию или просто взял звучное греческое имя?



В последнем зале — рассказ о том, как все это развивалось уже при советском союзе. Собственно, Матюшин и его ученики организовали группу ЗОРВЕД (от слов зрение и знание), а потом КОРН — коллектив расширенного наблюдения. Всячески экспериментировал с теорией цвета и занимался проблемой взаимовыражения цвета и музыки.

Оказывается, музей очень молодой — его открыли всего лишь в 2004 году. Но для такого современного музея очень не хватает какого-то интерактива, каких-то мультимедийных штук. То есть там попытались сделать авангардно — например, на стенах есть выдвижные панели, которые как будто раздвигают экспозицию. Но перемещает их дяденька-смотритель вручную. Из того, что еще не хватило, - это литературная часть наследия Елены Гуро, хотя бы какой-нибудь отрывочек где-то поместили бы. Зато порадовали вырезанные и раскрашенные в стиле кубизма фигуры, которые стоят в разных местах музея.



Поясняющих табличек не так много — только самая общая информация. Аудиогид без наушников — с динамиком. То есть пока мы были единственные посетители, это ок. Но если бы не были, то мешали бы друг другу.