Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
15:37 

Caprice & Rondo. Новогоднее путешествие в Калининград, Гданьск и Торунь

Gretchen
Hennessy is better than to be alone
Поскольку первый вариант отчетика канул вместе с планшетом, на котором был написан, второй, видимо, будет покороче.

Калининград: остров Канта

Калининград предполагался транзитным пунктом, куда приезжала на поезде из Питера в 4 вечера и откуда уезжала на следующий день в 6 утра в Гданьск на автобусе. Пока я ехала на трамвае до центра, стало понятно, что, несмотря на свою древнюю немецкую историю, Калининград таки не Европа. Квартальчики у вокзала такие советско-российско-провинциальные. Ну впрочем, с районами у вокзалов во всех городах беда, ну почти, хотя казалось бы — вот первое что видит человек, приезжающий в город. Трамвайные пути почему-то замощены брусчаткой и проложены по узким изгибающимся улицам, машины не дают трамваю ехать, а он им.

Доехала до Рыбной деревни (успев обозвать ее Рыбным рынком и Рыбацким бастионом), представляющей собой несколько зданий (отель, ресторан, что-то еще), стилизованных под немецкие домики.



В общем хорошо, но как-то мало, надеюсь будут строить еще. Но панорама Преголи (даже с советской — но уже многоэтажными домами) симпатичная — индустриальненько так.



Перейдя мост, я оказалась на острове Кнайпхоф (сейчас Остров Канта), доминантой которого является Der Dom, Кенигсбергский кафедральный собор. Он огромен, величественен и прекрасен (а в ночное время еще весьма готичен).



Гуляя вокруг него, вспомнила, почему влюбилась в этот город 10 лет назад. Из-за собора ему все можно простить. Могилка Канта, памятник герцогу Альбрехту, бывшему магистру Ордена, решившему стать светским владыкой и основавшему университет. Внутрь попасть не удалось, т.к. был уже вечер. Гулять было холодно. Так что, я доехала до своего отеля на Московском проспекте (приезжали какие-то старые ворота), пообедала в ресторане в торговом центре (цены по сравнению с Питером приятные), и завалилась спать.

Ах, да, еще на всякий случай позвонила на вокзал уточнить, какое время указано в билете — местное или калининградское. Диалог выглядел примерно так. «Здравствуйте, подскажите, пожалуйста...» - «Ой, повисите минутку... Марья Петровна, вы взяли водку... *минута диалога про водку* … Да, слушаю вас».

В отеле протекал душ и не принимали оплату картой. В кафе кстати тоже не принимали. Короче все очень по-русски. Ну там еще были приключения на обратном пути. Но в общем ничего фатального — так, мелкие неудобства.

Когда ехали на следующее утро по эстакаде на автобусе, было видно и собор, и гавань с кораблями — тоже впечатляет. Ну, в общем Калиниград красив по-своему, но «европейскости» от него ждать не стоит. Когда уже вернулась, читала про разные проекты восстановления исторических зданий. Сложно сказать — учитывая что в общем ничерта уже не осталось, восстанавливать, наверное, бессмысленно. Вот какую-то стилизацию делать скорее — это да. Потому что все-таки от немецких корней никуда не деться, и туризм развивать есть куда.


Гданьк: Вольный город Данциг

В моем представлении Гданьск неразрывно связан с Брюгге и Нидерландами вообще. Во-первых, своей архитектурой — строили все здесь архитекторы из Фландрии и Голландии в том самом стиле, в котором оформлены Гент, Брюссель, Брюгге, Антверпен, Амстердам. Во-вторых, атмосферой вольного торгового города (а Гданьск-Данциг оставался в общем независимым вплоть до конца Второй мировой войны). Ну и в-третьих, конечно литературно — через цикл House of Niccolo. В предпоследней книге главный герой под именем Cola z Brugge приезжает в Данциг в компании Пауля Бенеке, того самого приватира, который захватил и привез в Гданьск «Страшный суд» Ганса Мемлинга (картина с весьма интересной судьбой — вот ссылочка).

Ну в общем, могу сказать, что Гданьск полностью оправдал мои ожидания, даже превзошел. Собираясь в поездку, я ожидала, что там будет пресловутая европейская зима, которая а ля наш унылый ноябрь. Но когда я приехала в Гданьск, там были огромные сугробы, светило солнце и был мороз — короче, настоящая зима. Ну то есть вот с морозом вышел перебор, потому что было -14 вместо обещанных накануне вечером -3, но об этом я уже узнала потом, когда прогуляв полдня заселилась в отель. Но чему тут удивляться, это же родной город Фарингейта (как эпично он придумывал свою шкалу, можно прочитать здесь). Термометр Фаренгейта, кстати, стоит на главной площади — Длугом Тарге. Хотя я бы предложила, там вместо термометра Фаренгейта поставить мимиметр Фаренгейта — потому что от этих милых домиков в стиле голландского маньеризма он явно зашкаливает.




Ну и вообще ясная морозная погода всегда вызывала во мне детский восторг, поэтому в эти самые -14 я качалась на качельках, подвешенных к дереву в парке князя Свентопелка и писала восторженные смсочке Оле, которая как раз была в Брюгге.



Пряничные узенькие домики с лепниной, набержная Мотлавы с кораблями, визитная карточка города - ворота-кран, более известные как Журав. Ну в общем, я уже не знаю, как описывать свои восторги — лучше покажу фоточки.



Кстати насчет литературных совпадений. У набережной было припарковано два катера - "Elzbiete" и "Malgorzata". Именно так звали дочь и жену Пауля Бенеке.

Из музеев я была в Ратуше, Артусхофе и Национальном музее. В Ратуше по сути три экспозиции — собственно исторические залы (самый знаменитый Красный зал — с плафоном «Гданьский апофеоз»), экспозиция, посвященная королю Станиславу Лещинскому (интересная биография, хотя среди поляков вообще много авантюристов) и экспозиция, пожалуй моя самая любимая, посвященная быту Вольного города Данцига ну то есть государству, которое существовало между Первой и Второй мировой и включало нынешний Гданьск и некоторые соседние территории. Ну в общем, всякие ретро-штуки вроде допотопной стиральной машины, интерьеров типичного магазина, модного ателье, рабочего кабинета, кухни и т. д. Люблю такое.



Позабавил еще перечень популярных питейных заведений и описания того, как правильно пить водку «со сливой». Когда спускаешься по лестнице — видишь на стенах фотографии послевоенного Гданьска и постепенно историю его восстановления. Очень удачно сделано.

Конечно, наверное, после второй мировой город сильно изменился. Во-первых, после бомбардировок от зданий мало что осталось, в центре многое восстановили по фото (а может, что-то и улучшили), но спальные районы, через которые я ехала по дороге в Оливу, такие восточно-европейские. Во-вторых, все же до войны 70% жителей были немцами, а вот после войны на их место заселили поляков.

В Артусхофе тоже красота - в первом зале сохранившаяся обстановка, в которой тусили данцигские патриции. Модели кораблей и римские воины с головами оленей. И огромная печка, на изразцах которой изображены известные люди 16 века и мифологические персонажи.



Путеводитель говорит, что гостям предлагали измерить печку, обхватив ее руками у основания, при этом приходилось поцеловать изображенную на одной из плиток голую задницу Тиля Уленшпигеля. Говорят, он бывал в Данциге. Снова привет Фландрии! Во втором зале реконструкция типичного патрицианского дома, где с высокой винтовой лестницы, ведущей на второй этаж, нас встречает светловолосая дама. Почему-то эта экспозиция напомнила мне сцену из манновского «Генриха IV», где Генрих впервые встречает Габриэль, войдя в ее дом и она как раз спускается к нему по такой винтовой лестнице.



В Национальном музее два раздела — фламандские и голландские художники (завезенные) и местные художники (ну тоже часто немцы и нидерландцы, но творившие в Гданьске). В общем экспозиция не слишком большая — но как раз такая, чтобы не утомится. И картины очень удобно рассматривать - они расположены не слишком высоко и хорошо освещены, не то что в наших эрмитажах. В общем можно изучить каждый гтрих кисти на белых воротниках портретов ван Дейка. Отдельный зал — для «Страшного суда» Мемлинга. Не знаю, можно ли согласиться что это величайшее творение художника (Мемлинг много чего клевого нарисовал), но то, что картина завораживает и притягивает, заставляя долго себя рассматривать, несомненно.



Отдельно надо сказать про церкви. Я была в четырех — Мариацкой базилике, церкви святого Николая и церкви святой Катажины в старом Гданьске и соборе святой Троицы в районе Олива. Очевидно, церкви в Польше все-таки для верующих, нежели для туристов. Ну то есть в помещении полумрак, картины никак не подсвечены, особо не посмотришь. Ну разве что рождественский вертеп подсвечен. В костеле Катажины, где я была вечером 31 декабря, было совсем темно, зато алтарь подсвечен красным и синим и играла рождественская музыка. Где-то в костеле есть могила другого знаменитого горожанина — Яна Гевелия, пивовара и астронома. Но зато перед костелом стоит его памятник. С одной стороны перед ним стена с картой звездного неба, а с другой Великая мельница, а позади как раз костел Катажины. Очень хорошая композиция.



В костеле святого Николая — красивое такое барокко, сохранившееся в первозданном виде. И, пожалуй, самый симпатичный вертеп.

В Мариацкой базилике я как раз гуляла, когда были самые адовые морозы, так вот там, мне показалось, еще холоднее чем на улице, но зато светло было. Сама церковь напомнила мне голладские — то же ощущение опустошенности и какого-то новодела что ли. Ну, впрочем не удивительно: во-первых сама церковь была долго протестантской и все оттуда наверняка поснимали, во-вторых еще и в войну пострадала.



Оливский собор тоже очень старый и сохранившийся и тоже там было темно и пустынно. Сама вот Олива такой милый райончик с затейливыми частными домиками, красивым парком. Путеводитель говорит, что Александр фон Гумбольт назвал этот парк третьим по красоте из виденных им, теперь интересно, какие первые два.



Вообще, Гданьск входит в большую агломерацию вместе с Сопотом и Гдыней — так называемое Трехградье или Труймясто. И Олива даже к Сопоту ближе. Поездка в Сопот тоже входила в мои планы, но, увы, в три часа уже начало темнеть, а смотреть (и фотографировать) море в темноте показалось мне так себе.

Поэтому я вернулась в Гданьск, поужинала в ресторанчике Mon Balzac (интересно, Бальзак бывал в Гданьске?) и пошла отдыхать на свой Остров складов. В номере меня ждал комплимент от отеля - бутылка шампанского и шоколадка, что я и употребила по назначению, отмечая Новый год по российскому времени (даже обращение президента посмотрела). Новый год по местному времени я отмечала на площади за Золотыми воротами. Был концерт какой-то местной рок-группы и фейерверк. Народ гулял по главной улице и набережным и тусил в барах.



Но вот уже на соседних улицах было довольно пустынно. В отеле на утро на шведском столе был салат Оливье, что было очень мило. Вообще отелем я весьма и весьма довольна. Впервые писала отзыв на Букинг.ком и не написала ничего «что не понравилось», притом что в пересчете на евро он довольно дешевый, а расположение — перейти мост и ты на главной площади. А шведский стол с бришечкой и дыней — это вообще красота.




Торунь: перники и Коперники

Поскольку 1 января в Гданьске не работало ничего от слова совсем, а город я посмотрела, то было два варианта — поехать на море в Гдыню или Сопот, а потом тупить в кафе, или же съездить в Торунь (2,5 часа туда, 3 часа там, 2,5 часа обратно). Я выбрала Торунь — город, известный как родина Николая Коперника (у них там в каждом городе свой астроном?), славящийся своими пряниками (по-польски перниками), ну и интересный мне лично как одно из мест действия Caprice and Rondo. Ну и Торунь интересен тем, что в отличие от Гданьска, где все разбомбили, практически все сохранилось в исходном виде. В истории город прославился так называемым Торуньским миром, по которому Польша забрала себе у Ордена Королевскую Пруссию, после чего кстати столица крестоносцев переехала из Мальборка в Кенигсберг.



Поездка, впрочем, оказалась несколько сумбурной: все-таки выделенные три часа на осмотр города (даже с учетом, что центр не большой, а музеи и магазины закрыты) оказалось мало. Так что многое, увы, бегом. Поскольку карта у меня была просто гугловская с улицами (ну и соборы по ней можно было найти), я, например, не дошла до дома Коперника, ну вернее искала его на параллельной улице. По развалинам замка крестоносцев погуляла, но не дошла до так называемой «Гданиско» или туалетной башни (интересно, она имеет отношение к Гданьску?).



Зато обошла три главных собора — хотя там та же история что в гданьских, очень темно и холодно, никакого фансервиса. Домики в центре, как мне показалось, в основном 18 века, ну и ар-нувошных много, красивые витрины. Но в общем, если ренессансно-барочному Гданьску к лицу и зимняя пасмурная погода, то Торунь эта серость и сырость все же портит.



Туристов было довольно много — но в основном тоже поляки или немцы. Других языков вроде бы не слышала.

Так как магазины были закрыты, не попробовала знаменитых пряников (но сфоткалась с витриной).



Но зато попробовала пряничное пиво в пивной «Ян Ольбрахт» (названа в честь польского короля, он кстати выведен в качестве персонажа в Caprice and Rondo в сцене, где его матушка Елизавета Австрийская принимает Николаса де Флери). Пиво, кстати, вкусненькое)).



Ну в общем, есть повод вернуться и досмотреть недосмотренное.

URL
Комментарии
2015-01-10 в 22:21 

Это непотребство, конечно, закрыть пряничный магазин. А так все очень мило и открыточно на фото, и снега столько

2015-01-10 в 23:25 

Gretchen
Hennessy is better than to be alone
tertius_gaudens, вот-вот, я сначала не оч расстроилась, подумала, что на вокзале будут и сувениры и пряники (видела вывеску), а фиг там - тож закрыто

URL
2015-01-10 в 23:27 

Gretchen
Hennessy is better than to be alone
tertius_gaudens, насчет снега он был в основном в первый день и чуть-чуть во второй, на торуньских фотках уже ничего не осталось, как видишь

URL
2015-01-11 в 23:35 

Вижу. О, как отмечают. В Амстердаме словно и не первое-второе было, все кипело. Вообще в восторге от них (не только поэтому)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Посмертные записки… нет, не "Пиквикского клуба", а…

главная